Глава 12

 

  1. МАТЬ ГАНГА

 

Шив Садан, 7 февраля 1991 года

 

Ее чувствуешь еще до того, как увидишь. Она – великая мать Ганга́, вдоль широкого русла которой проходит восточная граница земель Махараджа. Здесь ощущаешь мир и простор, ум успокаивается, а сердце раскрывается так широко, будто у него нет границ. Также здесь чувствуешь притяжение к груди матери – притяжение столь сильное, что некоторые бросались в воду, откликнувшись на ее зов.

 

По хукаму Махараджа сестры Лайто и Биндар в течение десяти дней приходят к матери Ганге каждое утро на два с половиной часа. Здесь они молятся, медитируют, читают Джап Сахиб, совершают подношения матери Ганге и почтительно помахивают чор-сахибом над ее водами. Они предложили мне присоединиться к ним. Мы проезжали километровый путь к ее берегам то на джипе, то на тракторе, то на буйволиной повозке, или же шли пешком, неся подношения.

 

Кажется, что в этом месте мать Ганга достигает ширины километра и состоит из широких тихих изгибов безупречно чистой воды. Ее песчаные отмели часто посещают разнообразные птицы. Сейчас у нее берега с высокими глиняными обрывами, но во время летних муссонных дождей она поднимается, взбираясь на свои берега и разливаясь по равнинной сельской местности. Именно во время муссона она проявляет свою неумолимую силу, молча поглощая участки земли, и воды ее становятся мутными от захваченной ей земли. В прошлом году она поглотила сто акров полей Шив Садана и перенесла землю на противоположный берег. Воды матери Ганги полны минералов с подножья Гималаев, где она берет исток.

 

По индийским писаниям, когда-то здесь была совсем пустынная  земля и не было воды. Великий риши по имени Бхагиратх попросил у Бога воды для этой земли. Поэтому на землю была послана мать Ганга. Но ее течение был очень сильным. Она принесла бы опустошение, если бы поток ее воды не был ослаблен.   Медитация Шивы дала ему такую силу, что он согласился поддержать воды Ганги, и они, стекая по его спутанным волосам, замедлили свое течение. Сейчас некоторые экологи считают, что с волосами Шивы сравнивались леса Гималаев, подножие которых находится совсем недалеко от Шив Садана. Однако для некоторых людей, получивших духовные благословения, бог Шива и мать Ганга – живые существа, а не простые метафоры.

 

Местные жители боятся мать Гангу, ведь иногда она поглощает целые деревни. Однако кажется, что у Махараджа с ней особые отношения. Он рассказывает историю о том, что произошло недавно:

 

«Когда я утром встал на молитву, мне показалось, что мать Ганга зовет меня и предлагает выпить чая на своем берегу. Я позвал Бальванта Сингха и велел ему погрузить в багажник стулья и налить чая в термосы, потому что мы оба едем пить чай на берегу Ганги.

 

Мы расстелили коврик на вершине утеса, поставили стулья так, чтобы видеть воды матери Ганги, сели и стали пить чай. Пока я пил чай, я сосредоточенно думал о матери Ганге. Она говорила мне: «Видишь то место под водой? Я поменяю свое русло, и эта земля станет твоей. После этого тебе нужно будет построить там храм Шиве». Место, на которое она указала, в то время было полностью затоплено водой.

 

Я велел своим помощникам записать в дневнике дату и время, когда это случилось. Но в слова матери Ганги никто не поверил, потому что для реки было совсем не естественно изменить свое русло так, чтобы то место оказалось на нашем берегу. Тем, кто не поверил в то, что это возможно, я сказал: «Когда честный человек дает обещание, вы знаете, что он выполнит его, даже если это будет трудно. Когда обещание дает сама мать Ганга, не сомневайтесь: она исполнит его».

 

1993: Когда этим летом Махарадж был в Америке, мать Ганга разлилась.  Никто из нас не помнил, чтобы когда-либо еще она разливалась так широко. Она чуть не переползла через дамбу, защищающую Шив Садан. Всю ночь севадары ходили вдоль дамбы, читая Нам и Джап Сахиб. На следующее утро рассвело и все увидели, что мать Ганга ночью полностью поменяла свое русло и отошла так далеко, что то место, на которое она указывала, оказалось на поверхности, как она и обещала. Она оставила нам огромный песчаный пляж площадью более сорока гектаров. Не удивляет это только Махараджа. Он предвидит, что река отойдет еще дальше от двух деревень вниз по течению от Шив Садана. Сейчас он начинает постройку храма Шивы. Как и мать Ганга, он тоже держит свое слово.

 

Сегодня мать Ганга просто спокойно течет. Слышны лишь голоса водных птиц на другом берегу и отдаленное пыхтение тракторов Махараджа. Солнце прокладывает дорожку мерцающего света на воде. Вода у берега кружит в воронках и водоворотах. Лайто стоит босиком на глиняном берегу матери Ганги, помахивая чор-сахибом, а Биндар поет Джап Сахиб мягким неземным голосом:

 

«Восхваляю того, над кем кармы законы не властны,

Восславляю того, кто превыше всех вер и религий,

Прославляю того, кто вне всяких людских называний,

Воспеваю того, кто бездомен и дома повсюду!»

 

Сегодня мать Ганга попросила Махараджа о подношении большого кабачка, кокоса и мешка черных семян чечевицы, которые выращивают на этой земле. Пока Лайто рассыпает семена по воде, они вращаются, создавая постоянно меняющиеся загадочные узоры.

 

Мать Ганга так пленила мое сердце, что я хочу узнать о ней больше. Однажды она пришла в видении к Манвиндеру (Манохару) Сингху, ясновидящему двадцатидвухлетнему сыну Бальванта Сингха (старого помощника Махараджа и специалиста по сельскому хозяйству). Манохар провел большую часть своей жизни под наставничеством Махарадж-джи. Он говорит, что видел мать Гангу в форме мудрой и очень красивой женщины с длинными-длинными волосами. Он говорит, что ее кожа неописуема: то прозрачно-голубоватая, почти бесцветная, как вода, то коричневая, как наша. «Ее глаза похожи на глаза матери каждого человека – очень милые глаза. Думаю, ни у кого во всей вселенной нет таких глаз», – рассказывает мне Манохар. У нее было послание для Махараджа: она сказала Манохару, что название «Гобинд Садан» узнают по всему миру, как будто раскроются огромные цветы со словами «Гобинд Садан», а слава Махараджа будет все расти и расти. Она попросила цветов, и Махарадж велел совершить для нее подношение цветов. Иногда она просила цветочные гирлянды для волос, а один раз попросила, чтобы на ее крутом берегу устроили особый хаван и целый месяц поддерживали огонь днем и ночью. Говорят, что в конце этого месячного хавана мать Ганга призналась, что хочет поцеловать стопы Махараджа. Махарадж-джи велел своим последователям отойти подальше. Подкатила высокая волна, прикоснулась к его ногам и унесла весь хаван во всепоглощающие воды матери Ганги.

 

Воду матери Ганги считают очень святой. Считают, что она обладает огромной очистительной силой. Промышленные отходы и разлагающиеся тела кидают в ее воды ниже по течению, веря, что она очистит все. Люди приходят совершить омовение в ее воде и для внешнего, и для внутреннего очищения. Но говорят, что мать Ганга сказала, что она очищается сама, прикоснувшись к стопам святого человека.

 

В некоторых деревнях у святой реки есть такая традиция, по которой детей, рожденных после того, как их старшие братья или сестры умирают в раннем детстве, кидают в мать Гангу. Если она забирает их, значит, им не суждено остаться в этом мире, а если она возвращает их на берег, то они не умрут молодыми, потому что мать Ганга дарит им жизнь.

 

Рошан Лал из полицейской службы Индии, очень преданный Махараджу индус, который сейчас работает директором центра полицейской радиосвязи Уттар-Прадеша, относится к матери Ганге как к своей матери, потому что в раннем возрасте он был брошен в ее воды по этой традиции. Несмотря на то, что бросили его далеко от берега, река благополучно вынесла его на берег. Он так верит в мать Гангу, что она исполняет все то, о чем он ее просит. Однажды он был очень болен, потому что принял на себя тяжелую болезнь человека, которого хотел исцелить. Когда Рошан Лал болел, он молился матери Ганге об исцелении, и она исцелила его. Он видел, как она идет по его комнатам в форме женщины в белой одежде, с любовью благословляя его. Он рассказывает мне, что та энергия, которую некоторые зовут Богом, может принимать любую форму, которой молится искренний преданный.

 

Гурдэв Сингх рассказывает мне историю о Бхагате Равидасе, башмачнике пятнадцатого века, чьи стихи включены в Гуру Грантх Сахиб. Бхагат Равидас отправил посланника к матери Ганге с мелкой монетой в качестве подношения, и сказал ему, что отдать ее можно, только если она покажет, как берет ее в свою руку. После того, как посланник передал другие дары матери  Ганге, он сказал: «У меня для тебя есть еще кое-что – маленький подарок от Равидаса, обыкновенного башмачника. Он просит тебя взять его своей собственной рукой». Мать Ганга показала свою руку со словами: «Эта монета очень драгоценна для меня». Затем она еще раз показала свою руку с золотым браслетом, украшенным бриллиантами и рубинами. «Передай это от меня Бхагату Равидасу», – попросила она.

 

Посланник оказался жадным человеком: вместо этого он продал браслет, и тот в конце концов попал к жене короля, которую так поразила красота этого браслета, что она попросила еще об одном таком же. Но, конечно, ни один человек не сумел изготовить такой же браслет. Пытаясь выяснить, откуда его достали, полиция нашла и арестовала посланника. Он признался во всем. Об этом рассказали Бхагату Равидасу, чинившему в это время обувь. Он снял крышку со своего кувшина с водой, в котором была мать Ганга. «Бери все, что хочешь», – сказал он. На короля это произвело такое впечатление, что он стал учеником Бхагата Равидаса.

 

По милости Махараджа, молодой Нариндер (Никке) Сингх из Дубая только что прочитал историю о матери Ганге. Он рассказывает мне, что несколько лет назад, когда Махарадж молился у матери Ганги, он сказал ей, что если она перестанет смывать берег с этой стороны, он построит еще один храм богу Шиве. И Никке верит, что рано или поздно это случится.

 

«В жизни того, кто предан Махарадж-джи, происходит так много чудес, – говорит Никке, – что он никогда не сможет описать их все. И каждый день они происходят со многими-многими людьми во многих местах».

 

Одна из историй, рассказанных мне им, – о его отце, Джасванте Сингхе. Однажды ночью Джасвант Сингх возвращался на машине из Абу-Даби в Дубай. Он припарковал машину в двухстах километрах от дома и заснул, потому что очень устал. Когда проснулся, он обнаружил, что его машина стоит около его собственного дома.

 

Однажды у отца Никке были такие финансовые проблемы, что его отправили в тюрьму. Его матери было видение о том, как мучат сыновей Гуру Гобинда Сингха. Это дало ей силы понять, что трудности бывают даже в жизни великих святых людей, но все находится в руках Бога. Никке говорит о себе: «Я – ничто. Я совершаю так много ошибок, но Махарадж всегда прощает нас».

 

Мне кажется одним из величайших чудес то, что Махарадж обладает терпением и состраданием выслушивать мелкие проблемы каждого, кто приходит к нему на встречу, прощать наши слабости и благословлять нас снова и снова, а также слушать и выполнять просьбы великих невидимых существ, живущих в этом святом месте. «Мой Отец, Бог, очень милостив», – объясняет Махарадж-джи.

 

Сегодня четверг – день почитания мусульманских пиров и святых. Многие из нас, последователей разных религий, совершают паломничество к усыпальнице Пира Сахиба на земле Махараджа, чтобы выразить свое почтение и помолиться. Пока я сижу в углу усыпальницы, престарелая матушка со своими дочерями и внуками заходит с цветами календулы, сахарными конфетами, приготовленными ими, и мелкими монетами. Они массируют руками изголовье могилы пира. Или в этом месте находятся его ноги? И то, и другое у святого могущественно и священно. Они почтительно обходят вокруг могилы. Запах сладких благовоний доносит послание его любви и благословения.

 

В чем стали сикхи ортодоксальными – так это в том, что они не поклоняются никому, кроме Бога. Здесь же великие индусские божества и богини, включая Ханумана – обезьяну-преданного, Шиву, Раму и мать Гангу, почитаются наряду с мусульманским пиром.

 

Однажды Хануман остановил машину Махараджа на обратном пути из Шив Садана в Дели. Это было зимней ночью, и улицы были пусты. После того, как они проехали деревню Пилькхува, ветровое стекло машины, на которой ехал Махарадж, разбилось на мелкие куски. Махарадж попросил Гьяни-джи спросить, что случилось. Гьяни-джи увидел, что по незнанию они проехали мимо храма Ханумана. Махарадж велел машинам вернуться и найти храм, который находился в поселке Пилькхува. Он попросил Гьяни-джи зайти в него и провести ардас (молитву) перед Хануманом. Гьяни-джи вернулся с вестью, что Хануман остановил машину, потому что любит Махарадж-джи и очень хочет увидеть его. «Ты всегда проезжаешь, не поприветствовав нас, и мне пришлось тебя остановить», – объяснил Хануман. За его статуей находился храм матери Дурге – богине, сокрушающей злые силы. По словам Гьяни-джи, в видении Хануман подарил Махараджу гирлянду цветов, а мать Дурга отдала ему свой меч. Теперь, когда желание божеств было исполнено, машины могли спокойно продолжать свой путь.

 

В хаване в Тэджпури есть огромная картина с изображением мусульманского святого одиннадцатого века Шейха Фарида, которого Махарадж и его последователи искренне любят. Считают, что он медитировал в том месте, где сейчас находится Гобинд Садан в Дели. На этой картине ворон клюет его в глаза, а умирающий шейх говорит: «Мое тело так слабо, что его клюют вороны, но, пожалуйста, ворон, не ешь мои глаза, ведь ими я надеюсь увидеть своего Возлюбленного».

 

Самое первое, что видишь при входе в маленькое жилище Махараджа – удивительно трогательное изображение Иисуса, а изображение Баба Сири Чанда украшает маленькую комнату-алтарь. Пол  дворика перед центральным хаваном раскрашен древними деревенскими узорами из птиц и растений. В этом хаване установлены изображения Гуру Нанака, Гуру Гобинда Сингха, Баба Сири Чанда и бога Шивы. С некоторыми почтенными деревьями в Шив Садане обращаются с особой любовью и уважением, и Махарадж часто навещает их. Ни одно из этих выражений преданности не кажется неуместным.

 

Однажды, когда Махараджа спросили, правильно ли выражать почтение такому количеству существ, он сказал, что дело тут в уважении к предкам. Если к нам домой приходят старшие, мы делаем все, чтобы оказать им почтение, чтобы им было удобно. Мы предлагаем им все лучшее, что у нас есть. «Нам следует уважать всех великих существ, – говорит он, – но поклоняться только Богу».

 

Махарадж не одобряет, когда его последователи молятся ему лично. Он чрезвычайно силен, но скрывает свою силу, обращая их внимание на Бога – источник этой силы. Его последователи связывают с ним самые разные чудеса и хотят поклоняться ему, но он говорит: «Чудеса – это мелочи, игрушки. Ведь все совершает Бог».