Глава 13

 

13.ВОЗРОЖДЕНИЕ В ПРОСТОТЕ

 

Шив Садан, 2 февраля 1991 года

 

Считают, что Шив Садан расположен в районе древнеиндийской высокоразвитой цивилизации, упоминаемой в Махабхарате. Он возрождает во многих их нас надежду, ощущение мира и воодушевления. Поскольку сейчас кажется, что материальная цивилизация снова распадается, так отрадно находиться в этом священном месте, способном сохранять свое духовное богатство, используя такие скромные материальные средства.

 

В этой общине автомобили, швейные и стиральные машины нужны не каждому, как кажется людям в Соединенных Штатах. У Махараджа есть несколько простых машин, которыми пользуемся все мы. Мы работаем на одной швейной машинке, вручную стираем одежду и моем посуду у колонки. Урожай с полей Махараджа используют для приготовления бесплатной пищи в общественной кухне. Тем, у кого нет дохода, дают деньги из прибыли, заработанной Шив Саданом, на покупку личных вещей, таких как одежда. Здесь легко делиться, потому что ясно, что ничто не принадлежит нам. Все принадлежит Богу.

 

Это место не так интеллектуально изысканно, как Гобинд Садан. Многие его обитатели – простые деревенские люди. Они не читают сикхских молитв, потому что не умеют читать. Они просто повторяют Нам (у всех их на запястьях – четки), молятся и работают.

 

Этим утром я была особенно тронута их глубокой преданностью. Когда они входили в хаван, они относились к нему как к большой святыне, тихо молились, с почтением добавляли самагри и помахивали чор-сахибом. Эти люди слишком заняты работой с предрассветных часов до темной ночи, чтобы часами сидеть, читая ежедневные молитвы сикхов, даже если бы они умели их читать. Их краткие молитвы в хаване представляют самую суть религии. Глядя в глаза некоторых из них, я вижу, что они знают Друга.

 

Сегодня съемочная группа начинает работу над документальным фильмом о миссии Махараджа. Ее собрала Радхика Сингх – глава «Фотомедиа» и дочь Сваранджита и Прем Сингх, в чьем доме часто останавливался Махарадж. Радхика выросла в доме, где частым гостем был Махарадж. С ней – Асанг Мачве, управляющий директор «Уайли Истерн», одного из крупнейших издательств Индии. Он чувствует, что обязан Махараджу жизнью. Он лежал в больнице со сгустком крови в мозгу от того, что выкуривал по сто пятьдесят-двести сигарет в день. В больнице не было лекарств для  растворения этого сгустка. Доктора были бессильны, он был в коме и, возможно, умирал. Кто-то рассказал об этом Махараджу. В состоянии комы Асанг увидел руку, прикасающуюся к виску, где находился тромб, – и он был исцелен. После того, как Асанг вышел из больницы, он приехал к Махараджу, который лишь усмехался и спрашивал: «Ты видел руку?»

 

Махарадж водит эту группу по всей ферме, показывая ей обильный урожай, так отличающийся от жалкой пустоты земель по соседству, принадлежащих беднякам, у которых нет видения для  улучшения плодородия почвы. Он ведет их к матери Ганге, на чистых водах которой искрится свет.

 

Возвращаясь с реки, съемочная группа неожиданно становится непосредственным свидетелем того, как быстро здесь все происходит. За тот короткий срок, пока мы продвигались по этой самой дороге, Сукхдэв Сингх вырыл ирригационную канаву через  дорогу и начал наполнять ее водой из притока Ганги. Поскольку новая канава, заполняемая водой, была почти четыре метра в ширину и больше метра в глубину в том месте, где она пересекала дорогу, перебраться через нее на джипе было невозможно. Никаких проблем: Сукхдэв Сингх с помощью своей лопаты готовит нам путь, чтобы Амрик мог провести джип через поле. Этот маневр был выполнен за несколько минут.

 

Махарадж просит съемочную группу обратить внимание на то, что почва на этом поле песчаная. «Растет ли пшеница в песке? – задает он риторический вопрос, – Бог дает мне пшеницу даже в песках».

Когда мы останавливаемся в Тэджпури, Махарадж рассказывает съемочной группе, что он ощущает счастье, занимаясь тяжелым трудом по развитию неосвоенных земель:

 

«Я всегда иду в те места, которые не были освоены, и получаю счастье, возделывая их. Сейчас мы живем в очень дешевых хижинах, не строим дорогих зданий. Сначала мы разработаем землю, а потом построим необходимые здания. Мы должны украшать свои дома деревьями и кустами, а не такими материалами, как мрамор. Крыши, сделанные из лесных материалов, создают естественную вентиляцию, очень полезны и экономичны. Нам надо использовать в своих домах только местные материалы; зачем нам ездить в города за стройматериалами?»

 

В Тэджпури мы стоим во дворе под вековым деревом бодхи, с которым, по-видимому, у Махараджа есть особая духовная связь. Женщина сидит по-турецки на мандже (кровати, плетеной из веревок) и шьет на ручной швейной машинке. Всем приносят чай, пока Махарадж продолжает, а Гурдэв тихо переводит для меня:

 

«Для прогрессивного человека не составляет труда заработать себе на жизнь, он решает эту проблему за год или два. После этого он думает, какую пользу он может принести обществу. Он думает, как использовать местные материалы, например,   он может использовать пустые стебли сахарного тростника как материал для бумажной фабрики. Пока такие идеи приходят к нему, он работает на пользу своему обществу, своей стране и всему миру. Он демонстрирует отстающим, как можно развиваться.

 

Боевой дух здешних людей так ослаб, что как только они видят правительственных чиновников, они приветствуют их, но не решаются что-то с ними обсуждать. Я всегда говорю им: «Будьте смелыми. Рассказывайте о своих проблемах ответственным за эти вопросы чиновникам, будьте непоколебимы».

 

Съемочная группа едет на джипе с Махараджем, а остальные следуют за ним по полю свежесрезанного сахарного тростника в обычной машине съемочной группы, подскакивая на каждой грядке. Я говорю водителю не беспокоиться о машине, потому что Махарадж, конечно же, благословил ее. Он ответил, что знает это, и склонился в молитве, полной благодарности. И для благодарности есть веская причина. После безуспешного вытирания пыли с ветрового стекла его зовут идти за Махараджем по свежевспаханному полю. Четыре трактора работают, превращая крупные комки земли в измельченную почву, работая так быстро и так близко друг к другу под правильным углом, что без благословения Махараджа трактора в этом цирке обязательно бы столкнулись. Наша машина погружается на пятнадцать сантиметров в размельченную почву, но продолжает двигаться, даже по крутому бугру на краю одного поля, цепляющему нашу ось. «Все это – по милости Бога», – говорит водитель.

 

Огромные серые птицы на длинных ногах – перелетные журавли из России – ищут еду в поле. «Их называют «влюбленными птицами», – говорит Харвиндер. – Если один из них умирает, второй прекращает есть». Пожалуйста, Боже, подари нашему лидеру долгую жизнь, ведь он взялся за великое дело восстановления душевного здоровья и истинной религии в мире.

 

После обеда съемочная группа получает возможность услышать еще одно прямое, умиротворенное и непринужденное обращение Махараджа, переведенное мне Гурдэвом:

 

«В юности мне было видение о большом участке земли и множестве тракторов. Мне было очень грустно от того, что я не знал, как ими управлять. Но сейчас возникла такая необходимость. Я не требовал ничего, но Бог дал мне так много. Он дает мне указания, и я их выполняю.

 

Только духовный человек может понять эту практическую религию. Когда мы говорим, что наши посевы здоровы благодаря священной золе, которой мы посыпаем поля, обычные люди не верят этому.

 

Великие люди – те, у кого великие идеи. Как только они признают, что существует Кто-то еще, у кого идеи грандиознее, чем у них, они подчиняются».

 

Мать Асанга Мачве воспитывал Ганди, а его дедушка заботился о стаде на молочной ферме Ганди. Его отец основал отделение сравнительного религиоведения при Университете Висконсина в США. Сам Асанг – замечательный творческий человек широких взглядов, дружащий со многими духовными лидерами мира. Он говорит о Махарадже: «Он вышел за пределы формы. Его стремление к достижению настоящих результатов настолько искренне, что оно подвигло нас на создание этого фильма».

 

До отъезда съемочной группы родившийся в мусульманской семье Ахтар Али Хан рассказывает мне, что его пребывание в Шив Садане стало для него огромным благословением. Во время создания фильма о бомбардировках в Ираке он находился в состоянии большого беспокойства, а сейчас он ощущает покой. Помимо этого, на него произвел большое впечатление Махарадж-джи:

 

«Мне нравится, как Махарадж-джи все объясняет, особенно в сегодняшнем мире, полном мошенничества. Появилось так много религиозных гуру, но истинная причина их царствования – не религия, а что-то другое.

 

Я чувствую, что та земельная политика, которую он проводит здесь, даст большую уверенность многим безземельным труженикам. Сейчас в Индии так много безземельных рабочих, которых, возможно, привлечет возможность работать в обстановке, где они чувствуют, что все принадлежит им. Они будут работать с таким настроем, который принесет лучшие результаты: и финансовые, и духовные, и моральные. Здесь они были бы очень счастливы».

 

После этого вечером Махарадж сидит в павильоне, белый, словно невеста Бога, а белый голубь по имени «Спасите нас и принесите мир» сидит у его стоп. Управляющий директор всех сорока трех заводов по переработке сахарного тростника Уттар-Прадеша Рай Сингх из Индийской административной службы приехел на даршан к своему учителю. «Когда батарейка разряжается, ее нужно подзаряжать, – говорит Рай Сингх. – Так же и мы приходим к этому источнику огромной энергии на подзарядку, когда разряжаются наши батарейки».

 

Как обычно, Махарадж отвечает на вопросы и просьбы Рая Сингха до того, как тот что-то произносит: «Он – Всемогущий, Он повсюду, Он знает все». Его сочувственное внимание охватывает даже мелочи. Рай Сингх вспоминает, как в 1989 году он часами шел с Махараджем на солнце в очень жаркий день, когда здесь еще не было посевов, а были только пески. Он так устал, что у него просто не было сил идти дальше. Махарадж, по-видимому, знавший о состоянии Рай Сингха, спросил, не хочет ли он пить, и предложил ласси (жидкий кисломолочный напиток). Рай Сингх выпил три стакана и после этого чувствовал себя отлично весь день. Они продолжили путь.

 

Шив Садан, 8 февраля 1991 года

 

Вчера в 3 часа дня далекий громкоговоритель начал транслировать чтение Гуру Грантх Сахиба на полях Махараджа. Оно продолжалось до десяти часов вечера, а потом возобновилось в три утра. Голос звучал непрерывно, час за часом, и я подумала, что это была запись. Но мне сказали, что это сосед поет Гурбани (святые слова Гуру). Несколько лет назад он обещал сделать это, когда у него здесь наладятся финансовые дела. Обычно Акханд Патх – непрерывное чтение всего Гуру Грантх Сахиба – выполняют по очереди несколько человек. Голос соседа становится более сильным и восторженно-мелодичным по мере его приближения к концу писания.

 

Также этот человек предложил всем роскошный обед, чтобы отпраздновать и поделиться изобилием, хлынувшим в его жизнь. Мы вчетвером идем с ним по усадьбе, по вспаханным полям, по пыльным проселочным дорогам к комплексу, во дворе которого собрались человек триста. Его поверхность покрыта соломой и сшитыми вместе пластиковыми мешками для зерна. Деревянный стул, покрытый белой тканью, поставили для Махарадж-джи, а для его стоп постелили белую вышитую ткань. Женщины в своих лучших цветных нарядах сидят с одной стороны со своими детьми, а мужчины сидят бок о бок напротив Махарадж-джи. Его обращение к группе содержит эти слова, переведенные Гурчаран Кор:

 

«Когда преданные Гуру Арджан Дева пришли к нему, они сказали: «Мы бы хотели что-нибудь принести для вас. Какое вы дадите нам указание?» Гуру ответил: «Рот бедного – мой ящик для подношений». И Гуру Гобинд Сингх говорил: «Хальса («чистые», самые преданные из сикхов) – это те, кто заботится о бедных».

 

Бедные, о которых они говорят, – это не те, кто не работает. Достойные бедные люди работают с утра до вечера, но, несмотря на это, не могут обеспечить себя самым необходимым. Те, кто сидит без дела и просит у других, не следуют приказам Гуру: «Усердно работайте своими руками, раздавайте заработанное бедным, и следуйте путем Гуру».

 

Гуру Нанак видел, что сами священники вели праздную жизнь – они не работали и не брали на себя никакой ответственности. Им поклонялись, и они каждый день забирали себе подношения, принесенные людьми. Гуру Нанак учил этих людей: «Сейчас, когда пришла Калиюга (самый темный век), сейте семя Нама, чтобы пересечь ужасный океан жизни». Но этим священникам он говорил: «Пандиты, поднимитесь и займитесь мирской работой, потому что Бог – великий труженик». Бог всегда очень занят, Он заботится обо всем: деревьях, людях, земле. Пока мы спим, Бог заботится об органах нашего тела. Когда мы кидаем пищу внутрь, Богу приходится переваривать ее. Также Гуру Нанак говорил священникам: «Когда вы пойдете работать в мир, вы узнаете, что в нем происходит, и узнаете о трудностях людей. Если вы будете жить, отгородившись, то не получите благословения Бога и не узнаете об обществе».

 

Каждый человек должен работать и помогать другим, потому что это – воля Бога. Тогда, как говорит Гурбани, «если мы будем следовать приказам Бога, мы почувствуем, что Бог с нами». Гуру Нанак говорит: «Бог, который является вашим другом, вашим Гуру, вашим Всемогущим повелителем, так близок вам. Бог всегда с вами». Гуру Тег Бахадур (девятый сикхский Гуру, погибший мученической смертью) сказал: «Бог живет в каждом сердце. Бог – в вашей жизненной энергии, в вашем дыхании. Когда вы узнаете Бога, вы увидите, что Он сидит в вас». Однако сейчас все плохое – страх и беспокойство – живет в нас. Когда приходит Нам, все зло и бедность уходят».

 

Мы сами создаем свою карму (своими прошлыми делами создаем то, что с нами происходит). Гуру сравнил этот процесс с земледелием. Гурбани говорит: «Если вы посеяли добрые дела в прошлых жизнях, то в этой жизни придет изобилие». Если вы посеяли много добра в прошлых жизнях, то ваш урожай в этой жизни будет таким обильным, что вы сможете есть день и ночь, а он не иссякнет».

 

Вам нужно вставать рано по утрам и благодарить Единого, давшего вам дыхание, здоровый сон, удобную кровать, одежду, которую вы носите, и пищу, которую вы едите. Способ благодарить Бога – это повторение Нама (Его имени). Гуру Нанак говорит: «Я могу дать вам лишь одно – Нам». Когда вы будете повторять Нам и любить Бога без всякой корысти, Бог одарит вас такими сильными благословениями! Бог очистит ваши мысли, в вашем сердце будет свет, и вся ваша семья будет благословлена. Отдайте Богу все свои беспокойства и молитесь: «О Боже, делай со мной все, что Тебе угодно». Тогда к вам придет все счастье, проявятся скрытые в вас радость, любовь и бесстрашие».

 

Поэтому любите друг друга, помогайте друг другу и не говорите плохо о других. Гуру Нанак очень резко отзывался о злословии: «Те, кто злословит – самые большие глупцы. Их бросят в ад и их лица почернеют». Перед тем как критиковать других, посмотрите на себя. Может быть, то зло, которое вы видите в других, есть и в вас».

 

С сегодняшнего дня все повторяйте нам и получайте благословения Гуру. Если вы будете любить друг друга, служить друг другу и повторять Нам, вы почувствуете силу Бога в себе. Вы всегда будете благословлены, и вас наполнит океан радости».

 

Махарадж рассказывает этой сикхской аудитории истории о храбрости и усердном труде сикхских священников в прошлом и подчеркивает значение повиновения приказу Бога, как это предусмотрено в Гуру Грантх Сахибе. Затем он дает им совет:

 

«Ваша душа очень нежна, полна любви и веры. Не очерствляйте ее своим беспокойством. Бог всегда дает, прощает, Он всегда добр. Мухаммед говорит: «Если вы служите Богу, Бог милостив к вам. Бог прощает, Бог благословляет».

 

Все пророки велели нам любить Бога и любить людей – служить людям, помогать им и принимать гостей, предлагая им все, что есть у вас дома. Мухаммед говорит: «Считайте, что Бог недоволен вами в тот день, когда в ваш дом не приходят гости. А когда к вам приходит много гостей, считайте, что Бог очень вами доволен, ведь вы ему так послужили».

 

По милости Бога сегодня очень счастливый день. Вы все собрались вместе, и я прошу Бога благословить всех вас. Бог – это только любовь».

 

Шив Садан, 9 февраля 1991 года

 

Хардип («Сони») Сингх приехал с женой Ашей и дочерьми на встречу к Махарадж-джи. Когда Сони был двадцать один год, он, сын богатой пенджабской семьи, женатый на женщине из другой богатой семьи, встретил Махараджа, и его жизнь неожиданно изменилась. Все, чего он хотел – это переехать в Дели и служить Махарадж-джи. Его семья не могла поверить, что он бросит свою обеспеченную жизнь бизнесмена ради такого сумасшествия. И все же Сони и Аша переехали в маленькую однокомнатную квартиру. Махарадж благословил заявку Сони на большой правительственный контракт на строительство складов, хотя казалось, что у него не было на этот контракт никаких шансов. Но, несмотря на то, что Сони был молод и заявку подали многие известные фирмы, контракт достался Сони.

 

Милость Бога во многих формах сопутствует преданности Махараджу. В противоположность разочарованию, постигающему отказавшихся от удобной жизни ради того, чтобы следовать ложным учителям, истинный духовный авторитет Махарадж-джи и его постоянные благословения продержали с ним его старых преданных десятилетиями.

 

Вокруг Махарадж-джи царит изобилие. Он приписывает пышность своих полей тому, что его севадары работают без всяких требований – только с любовью, притягивающей благословения Бога. Цены на земли растут, куда бы он ни пришел. Махарадж не считает себя хозяином богатства подобно людям, считающим, что владеют домами или машинами. Он говорит: «Есть другое ощущение – ощущение того, что ничто не принадлежит тебе – все принадлежит Богу. Мне не принадлежит ничто».

 

Группа из четырех молодых бизнесменов из Пенджаба ехала на машине пять часов, чтобы получить благословение Махараджа на материальное богатство. «Мы – материалисты, –  откровенно говорят они, –  мы молоды и сейчас хотим только финансового успеха. В будущем, когда мы станем старше и будем финансово обеспечены, может быть, мы заинтересуемся духовными вещами. Но не сейчас».

 

Глядя на их быстро отъезжающий маленький красный автомобиль, поднявший облако пыли, он отмечает: «Деньги – это хорошо, но с ними всегда приходит эго. Когда у вас есть деньги, необходимо благословение Бога: тогда вы сможете использовать эти деньги на хорошие дела».

 

Система экономики Махарадж-джи – ни капиталистическая, ни коммунистическая. Кажется, что он сочетает лучшее из этих систем, исправляя то, что в каждой из них может создать проблемы. Он верит в личное поощрение. Иначе люди уклоняются от работы, ведь их усилия приносят пользу только правительству, не использующему должным образом доход и возвращающему рабочим в форме услуг очень мало. Но чтобы избежать жадности, сопутствующей частному накоплению богатства, он непрестанно учит крайней важности делиться, помогать бедным и заниматься добровольным служением. Его экономика, как и все остальное в его программе, полностью основано на подчинении Богу с верой в Его щедрость и обязательством возвращать Богу то, что Ему принадлежит – то есть, все.

 

Шив Садан, 11 февраля 1991 года

 

После зимнего дождя пыль улеглась. Несмотря на дождь и ветер, сестры Лайто и Биндар доблестно выполняют хукам Махарадж-джи молиться и делать подношения еще два с половиной часа у матери Ганги. Я одалживаю им свое пончо, которое не очень им поможет. Они возвращаются в полдень удивительно сухими. «По благословению Махараджа», –  говорят они.

 

Очистившись от пыли, вся природа выглядит ярче с возвращением солнца. Цвета, которые я вижу, стоя перед нашей хижиной, необыкновенно прекрасны: красные бархатцы, трава метхи с желтыми цветами, зеленый клевер и белые перистые облака на все более голубеющем небе. Весь день мои братья и сестры останавливались у этой веревочной кровати, чтобы посмотреть на свои фотографии с Махараджем, которые я сняла. Среди них был потрясающий снимок Махараджа, озаренного собственным светом на фоне темно-зеленого поля и темного сумеречного неба. Каждый, кто видит это фото, кланяется Махараджу на нем.

 

Так как мое мышление до сих пор еще осталось немного западным, мне не терпелось продолжить писать книгу, но к чему эта спешка? История о Махарадже будет развиваться по плану Бога, когда угодно Богу, а не по моим мелким планам.

 

Пока я стараюсь легче относиться к этой ситуации, сестра Бальджиндер готовит чай для меня и семидесятилетней Матаджи – души лангара. Она только что прошла через поле и мыла запылившиеся ноги у нашей колонки. Мы радостно сидим вместе, забравшись с нашими шестью ногами на веревочную кровать, попивая чай и наслаждаясь солнцем и цветами. Лайто и еще две женщины чистят корзину гороха для ужина. Присутствие Бога очень ощущается на свежем воздухе, среди этих цветов, в их добровольном труде по приготовлению овощей, в спокойные моменты простой в материальном отношении жизни, в этой любви. Мир возрождается.