Глава 8

  1. САМОЛЕТ МАХАРАДЖА

 

Шив Садан, 25 января 1991 года

 

Утренний туман поднимается от реки Ганг. Это – богиня Ганга, струящаяся по волосам Шивы, один из домов которого, как полагают, был в этих местах.

 

Женщины Шив Садана занимаются приготовлением роти в лангаре. Они знаками просят меня помочь им катать шарики из муки. Это нелегко, шарики у меня получаются сморщенные и неправильной формы. Сестры относятся к этому снисходительно. Сестра Нанда, сидящая рядом со мной, изящно придает правильную форму моим шарикам и передает их дальше, где по ним пошлепывают, раскатывают их и кидают на противень. Сестра Биндар следит за дюжиной роти сразу, переворачивая их лопаткой. Маленькая черноглазая девочка в вязаной оранжевой  шапочке внимательно смотрит на нас, сидя на низкой табуретке.

 

Матаджи Джогиндер Кор заведует лангаром. Ее семидесятилетние глаза выражают огромную любовь. Когда я восхищаюсь ее умением готовить и жизнерадостностью, она отвечает:

 

«Это благодаря благословению моего Учителя Махарадж-джи. После повторения Нама еда, которую мы готовим, сама по себе становится вкусной. Здесь каждый выполняет севу – мы не тратим ни секунды зря. Если ты освободился от работы – повторяй Нам про себя или вслух. Главная причина моего счастья – это то, что Махарадж дал мне большое благословение. Мне 70 лет, но я могу приготовить еду на сто человек. Раньше я одна выполняла всю работу в лангаре. А сейчас со мной  столько сестер!»

 

Одна из этих сестер – Кульвант Кор, дочь Висакхи Сингха – женщина крепкого телосложения с большим сердцем. В 1973 году Махарадж дал ей 50 граммов золота в приданое, чтобы она смогла выйти замуж, и организовал ее свадебную церемонию в Гобинд Садане. После того, как она вышла замуж, Махарадж попросил ее и двух ее сыновей служить на его фермах. «Чем вы занимаетесь в Шив Садане, когда Махараджа здесь нет?» – «Повторяем Нам, медитирует на Нам. Для меня это большое счастье – выполнять севу и повторять Нам».

 

Кульвант Кор – невестка ближайшего помощника Махарадж-джи Бабаджи Гурбакш Сингха. Ему 60-70 лет, но он похож на божественного ребенка. Многие люди вокруг Махараджа выглядят намного моложе своего возраста. Баба Гурбакш Сингх одет в белое, и свет вокруг него тоже белый. В Гобинд Садане в Дели он – главный служитель при хаване Баба Сири Чанда. Когда он здесь, в Шив Садане, с Махараджем, он также выполняет большую часть священных обязанностей при хаване. Разговаривает он немного – он просто улыбается от всей души. Однако, он отмечает:

 

«В мире нет никого, равного по силе Махарадж-джи. Он совсем как Бог. Между Богом и Бабаджи нет разницы. Единственная разница – в том, что Бабаджи находится в своем теле, а Бог – повсюду. Я не могу описать радость, которую чувствую в своем сердце».

 

Для нас переводит Гурчаран Сингх, один из учеников Бабаджи, военный в отпуске. Бабаджи велел ему продать собственность в Пенджабе, оставить друзей и родственников и приехать в Шив Садан, где он дал Гурчарану 14 акров земли для ведения фермерского хозяйства. Его мать Амирджит Кор и дочь Амандип служат в Гобинд Садане. Он говорит:

 

«Сейчас мы полностью подчинились моему Махараджу. Я оставил всю семью и родственников в Пенджабе, но он – мой родственник, он для меня – все и всё. Махарадж дает нам все для строительства нашего дома: материалы, деньги; он дает нам все за свой счет. Нам очень повезло, что мы нашли убежище у Махараджа. С Махараджем я так счастлив, так счастлив! Я всегда молюсь: «Махарадж, благослови меня! Я хочу, чтобы после смерти моя душа была с тобой. Это мое желание».

 

Меня привели в дом дорогой мне семьи, члены которой очень беспокоились, стараясь сделать мое пребывание у них комфортным. Их дом состоит из двух строений из тростника и соломы. Более крупное из них сооружено на глиняном полу в форме круга шести метров в диаметре, а поменьше – на прямоугольном полу, три на четыре метра. Большую часть пространства в этих комнатах занимают десять плетеных кроватей и большой красный мотоцикл Сарван Сингха. Ради этого они оставили процветающую ферму и прекрасный дом из одиннадцати комнат, только что построенный ими в Пенджабе. Пять раз Махарадж советовал им оставить его и приехать сюда, потому что в Пенджабе их жизни будет угрожать опасность. В конце концов они подчинились и, похоже, чувствуют себя совсем как дома в таких материально стесненных обстоятельствах.

 

Это интеллигентная образованная семья. Отец, мой джиджа-джи (муж сестры) Гурбачан Сингх, держится с большим достоинством, из него получился бы отличный король. У его жены, моей любимой сестры Бальджиндер, хроническая проблема с придатками, из-за которой она много времени проводит в постели. Она не может стоять дольше 15 минут и устает даже от разговоров. Для операции она слишком слаба. Ей очень трудно выполнять севу, но она делает, что только в ее силах. Она необыкновенно мила и весела, несмотря на свой недуг, и ставит чужие нужды выше своих. Она всегда спрашивает, не приготовить ли мне что-нибудь, а также настаивает на том, чтобы я позволила ей мыть за мной посуду. «Сестра», – начинает она на английском, а дальше задает вопросы на пенджаби, которые я еще не понимаю. Мы не можем разговаривать друг с другом, но ее любовь несомненна.

 

Также здесь живут мать и два сына моей сестры – Сарван Сингх и Нишан Сингх. Гурдэв Сингх, двоюродный брат моего хозяина, тоже живет здесь, когда приезжает в Шив Садан с Махараджем. Жена и ребенок Нишана тоже скоро поселятся в нашем доме.

 

Моя прекрасная семья – отличный пример пенджабских сикхов вообще. Их характеры, и даже их телосложение, сформировались под сильным влиянием Гуру Гобинда Сингха. Они великие люди – необыкновенно сильные, привлекательные, бесстрашные, веселые, разумные, добросердечные и великодушные. Историк Арнольд Тойнби написал, что если бы кто-то и выжил после того, как весь мир разрушила бы катастрофа, то это были бы пенджабцы.

 

Семья, приютившая меня, устроила специально для меня квартиру в маленьком доме. Пока я была в одном из эпических пеших походов Махараджа, они соорудили перегородку из пластиковых мешков для крупы, создав отдельную комнату с электрической лампочкой, вмонтированной вечно энергичным Сарваном Сингхом.

 

Сарван – великий изобретатель Шив Садана. Он изучал гуманитарные науки в университете, но не получил никакой подготовки по механике и электротехнике.  Тем не менее, благодаря особому благословению Махараджа он умеет ремонтировать все механические и электрические устройства. Именно он следит за состоянием двух дизельных генераторов и ремонтирует их, устанавливает электропроводку в Шив Садане, сваривает поломанные телеги. Он планирует построить биотопливный завод  и, возможно, смонтировать солнечные батареи, чтобы обеспечить электричеством новый школьный комплекс. Также у него в планах – строительство сверхлегкого аэроплана. По видению Махараджа, в нем будет четыре посадочных места, он будет работать на обычном бензине, а для взлета и посадки ему будет достаточно небольшой площадки. Представляется, что иногда и Махарадж будет его пассажиром, осматривающим и благословляющим свое королевство сверху – возможно, так он делает и сейчас.

 

В павильоне – цементной платформе на возвышении с крытой соломой крышей – наш король принимает государственного чиновника этого района капитана С.К.Двиведи. Он не встречался с Махараджем раньше, но, видимо, решил встать на сторону победителя, как и многие другие чиновники. Махарадж говорит им такие слова (Гурдэв одновременно тихо переводит их мне):

 

«Мы хотим помочь тысячам людей путем развития. Наши преданные принимаются за работу рано утром. Они не беспокоятся о холоде и не прекращают работу допоздна, до наступления темноты.

 

Бог не будет счастлив, если вы не работаете. Каждый должен работать, но религиозные деятели думают иначе: они не работают.

 

Такие страны, как наша, нуждаются в росте производства, и мы должны участвовать в удовлетворении этой потребности. С этой фермы мы поставляем стране большое количество зерна и сахарного тростника, а самим нам нужно только по две чапати. Каждый чиновник, приходящий сюда, видит  необыкновенную производительность в том месте, которое обычно считали районом очень низкой продуктивности. То, что они видят здесь, действительно изумляет».

 

Когда Махарадж предупреждает его о том, что не следует давать землю и ссуды бездействующим людям, капитан жалуется: «Никто не может контролировать коррупцию в этой системе. Мы можем контролировать ни на нашей земле, ни во всей стране». Махарадж отвечает:

 

«Добро и зло – силы, противоположные друг другу, но каждая из этих сил выполняет свое дело. Хорошие люди делают добрые, а плохие – злые дела. Бог дал нам так много энергии! Только если мы направим ее в правильном направлении, наша страна поднимется из бедности.

 

Сначала, когда мы приехали сюда, намерения у людей были совсем не добрые. Они затеивали ссоры с нашими людьми, но я сказал своим преданным: «Не ссорьтесь с ними – любите их, служите им!» Мы приглашали их в лангар по особым дням. Через несколько месяцев их намерения изменились, и сейчас они ведут себя дружелюбно.

 

Мы не верим в политику. Мы верим только в религию, которая предотвращает революции. Религия контролирует, а не вызывает взрывы.

 

Вы должны выслеживать нечестных землепользователей на вашей территории. Окружающая среда на этой территории должна быть чистой».

 

Капитан Двиведи выглядит очень решительно со скрещенными на груди руками. Он утверждает, что его ведомство будет  инспектировать эту территорию, помня о том, что сказал Махарадж, и используя фонды развития, которые есть в его распоряжении. Также он говорит, что будет давать средства на помощь клиникам по семейному планированию.

 

После этой встречи с Махараджем капитан Двиведи обходит молочную ферму и делает такое заявление на английском для протокола:

 

«Это огромная работа, проводимая Баба ради человечества и человечности. Такое развитие очень редко можно увидеть в стране. Земля в этой местности была бесплодной. Своей преданностью и верой люди превратили ее в сельскохозяйственную ферму. Сейчас мы стоим на этой молочной ферме, где видим множество коров и буйволов. Они в конце концов дадут молоко, что принесет людям большую пользу».

 

Пока я занимаюсь стиркой под ручной колонкой моей семьи, сестра Бальджиндер, ее сын Нишан Сингх и его друг сидят на плетеной кровати, вынесенной на улицу, и вслух читают «Приятный разговорный курс» для носителей пенджаби. После того, как они произносят несколько числительных, они находят такое предложение, которое с удовольствием повторяют: «Что вы делаете по вечерам?»

 

А в самом деле, что? Этим вечером мы очищаем горох, пока Матаджи и высокий приветливый Хира Сингх, работающий до 20 часов в день в лангаре и в этом дворе, проводят киртан (священные песнопения). Затем появляется фермер Сат Нам Сингх, сочиняющий стихи на деревенском диалекте, что притягивает к хавану множество людей. Для одиннадцати мужчин, шести женщин, одного младенца, Махараджа, невидимых существ, Бога и моего магнитофона Сат Нам экспромтом исполняет религиозные песни голосом удивительной красоты, приводящим в восторг. Сосредоточив взгляд где-то за пределами этого мира, он поет:

 

«Мое сердце зовет.

Мои глаза ждут.

Мой Бог поселился на берегу Ганги,

Ганга согласилась, приняв семь дегов (вид сладкого прасада).

И Ганга знает, что весь мир принадлежит ему».

 

Махарадж предупреждает нас:

 

«Сат Нам Сингх пел то, что у него в мыслях. Я часто говорил ему, что нужно всегда оставаться севадаром. Никто не равен Богу, мы не должны пытаться равняться Богу. Иначе мы окажемся в беде. Всегда оставаться севадаром – это значит полностью  подчиняться Богу, самоотреченно служа Ему».